Глава 94. Социология комического остроумия. Часть III
Написал Максим ИВАНОВ   
04.07.2008

В предыдущих двух главах (глава 87 и глава 90) мы рассмотрели социологические аспекты комического остроумия в виде «экскурса в историю», который длился с древнейших времен до нового времени включительно. Переходим к современному обществу (интересовать нас будет западный его тип), заодно подведем некоторые итоги.
Ценится ли в наше время остроумие? О, да. Достаточно оглядеться вокруг. Остроумие и чувство юмора в иерархии качеств современного человека занимают далеко не последние места. Откройте газету, найдите рубрику знакомств: желание познакомиться с партнером, обладающим «ч/ю» чрезвычайно велико. Включите телевизор. НТВ, воскресная передача «Главный герой». Остроумие на остроумии и остроумием погоняет. Спросите любого человека, обладает ли он чувством юмора. Если в ответ он не пошутит, то ответ будет положительным. Даже больше: заподозрить человека в отсутствии чувства юмора — оскорбить его. Остроумным быть модно. Причем вне зависимости от того, какое положение в обществе ты занимаешь. Постмодернизм, продолжающий своей шествие по планете, диктует свои правила: абсолютно все может быть высмеяно и подвергнуто иронии. Для постмодернистской иронии не должно быть неприкасаемых тем.

Нашим миром правят агрессия и сексуальность. Человеком управляют удовольствия и вытеснение влечений и желаний, неприемлемых для общества, в сферу бессознательного. Где не прошедшие «цензуру» желания и мысли преобразовываются в другие «разрешенные» типы социальной деятельности и культурного творчества. Подобную точку зрения сформулировал около века назад австрийский психиатр, психолог и философ Зигмунд Фрейд — с тех пор у него появилось немало последователей. Человек, живя в современном мире, не может дать освобождения агрессивности при помощи действия, поэтому он создает новую форму остроумия, которое имеет цель завербовать третье лицо против врага. Делая врага мелким, низким, смешным, человек создает себе окольный путь наслаждения, которые и подтверждается смехом третьего лица. Третье лицо не обязательно должно физически присутствовать. В предельном случае третьим лицом оказывается сам «остроумец» (в данном случае реализуется связь «Я–неЯ»).

Что можно сделать, если вы стали объектом атаки какого-нибудь «остроумца»? Можно попытаться переиграть его в остроумии. Если получится. При этом не забывайте о тех, кто будет оценивать вашу борьбу (соответственно этому, остроты должны быть ими поняты и одобрены). В крайнем случае вы оба и будете являться «оценщиками».
Но необязательно вступать в бой на его поле и играть по его правилам (в том случае, если вы, например, не обладаете быстрым умом). Можно попросту проигнорировать его остроты или же, что лучше, реагировать совсем не так как он хочет. Ему доставит удовольствие ваша обида, неловкие попытки отбиться, ругань в ответ на его якобы безобидные шутки (унижая других, он возвышает себя в своих и чужих глазах.). Попробуйте снисходительно улыбнуться в ответ на неприятную вам остроту или сделайте вид, что не замечаете ее. Не поддавайтесь на провокации, будьте выше.
Кстати, жалок тот «остроумец», который не может держать удар подобных себе. Как говорится, «назвался груздем, полезай в кузов». Однако подобные типы «юмористов» встречаются. И вы с ними знакомы.
Вообще, юмор должен быть по возможности добрым. Да и не все могут понять ваши приколы. Поэтому надо быть аккуратнее, отпуская шутки в адрес других. Не забывайте народную мудрость: «За такие шутки в зубах бывают промежутки».

Смех, чувство юмора, остроумие могут сослужить добрую службу. Одна из функций юмора, остроумия — сублимация конфликта. Вовремя сказанная шутка, способна свести на нет конфликт или яростный спор, грозящий перерасти в нечто более неприятное. Очень трудно самому в подобных ситуациях внезапно сменить тон, пошутить или улыбнуться. Однако попробуйте. Если шутка будет идти от души — должно сработать. Рассказывают как-то, что известного литератора Бернарда Шоу сбил на дороге лихой велосипедист. Оба отделались легким испугом, виновник происшествия стал смущенно извиняться. Шоу прервал его, сказав: «Да, вам не повезло. Прояви вы чуть больше энергии — и вы заработали бы себе бессмертие, став моим убийцей». Каждый ли в подобной ситуации поступил так же?
Чувство юмора может снять стресс, помочь обрести душевные силы в самых неприятных ситуациях. Для этого надо подняться над трагической ситуацией, суметь взглянуть на себя как бы чужими глазами и отыскать нечто смешное. А.Н. Лук в работе «О чувстве юмора и остроумии» приводит следующий пример: «… чувство юмора не покидает Остапа ни в каких, даже самых трудных переделках, помогает ему перенести всевозможные невзгоды и крушения планов. Даже потерпев полное фиаско при попытке перейти границу и безбедно зажить миллионером в Рио-де-Жанейро, ограбленный и избитый Остап не лишается чувства юмора, о чем красноречиво свидетельствует его громогласно провозглашенное намерение переквалифицироваться в управдомы…» Возможно, делает вывод Александр Наумович, чувство юмора — это защитная психическая реакция, оберегающая психику от сверхсильных эмоциональных потрясений.
Живя в обществе, необходимо иметь некоторую гибкость. Сравним два металлических прута: чугунный и стальной. Приложим к ним некоторую силу. При достижении определенного предела чугунный прут сломается. Сталь же прогнется. А потом вернется в первоначальное положение (или ее можно будет вернуть к нему, приложив силу в противоположном направлении). Так же и в жизни. Иногда лучше проявить гибкость и прогнуться — в этом большую пользу может оказать комическое. Впрочем, порой необходимо держаться до последнего. Прогнулся здесь, прогнулся там : в итоге все равно сломали.

Встав перед проблемой, вызывающей сильные отрицательные эмоции, ее можно осмеять. Перенести, так сказать, неприятность из реальной области в виртуальную. В результате проблема как бы исчезает: становится нестрашной. Но у подобного подхода имеется и обратная сторона: недолжное отношение к объекту осмеяния. Исчезает отсутствие опасности, угрозы. Осмеянное зло вызывает привыкание, становится близким и почти добрым. Приведу выдержки из статьи священника Андрея Горбунова «Горе вам, смеющиеся…» (цитата большая, но она стоит того): «Легкое, непринужденно-поверхностное отношение к жизни стало болезнью нашего времени. Беззаботный и самоугождающий «стиль жизни» становится нормой: повсюду наблюдается отсутствие серьезности, глубины, особенно в среде избалованных, эгоистичных и пустых молодых людей. Ярким проявлением этого духа является насмешливость, которая распространена настолько широко и стала настолько привычной, что уже давно не воспринимается как нечто греховное...
О каких бы вещах ни шла речь в разнообразных программах и текстах электронных и печатных СМИ, и не только молодежных, – все непременно сдабривается смешком, ерничаньем. Причем смех этот особый: не добрая улыбка, не умная ирония, не «смех сквозь слезы» и даже не уничтожающий сарказм. Это тупой, бессмысленный смех...
Глумление над истиной – черта последних времен. Как говорил западный религиозный философ Кьеркегор (1813–55): «Если бы Христос пришел в наше время, Его бы не предали смерти, а просто высмеяли бы». Было время, когда мученики умирали, свидетельствуя принародно о правде Божией. Нынешняя же идеология унизила и высмеяла человека, чтобы уничтожить истину...
Православный психиатр Н. Гурьев действие смеха сравнивает с действием перевернутого бинокля на рассматриваемые предметы: они отдаляются и уменьшаются. Все, на что направлен смех, делается менее значащим, и отношение к нему становится более легким. Смех равно умаляет и добро, и зло. Если посмеяться над чем-нибудь хорошим, то оно вроде перестает быть хорошим и трудиться ради его обретения не имеет большого смысла. Если смех обращается на зло, то и оно делается маленьким, безобидным, совсем не страшным, не стоящим не только того, чтобы с ним бороться, но даже и того, чтобы от него отстраняться или просто опасаться....
Что несет в себе смех? Во-первых, смешливый человек, вольно или невольно, резко обедняет себе жизнь, вычеркивая из нее серьезные горести и большие радости, – все мелко, все никчемно, ничто не стоит серьезного отношения. Во-вторых, человек временно облегчает себе жизнь, ибо все мелкое и незначащее воспринимается легче. И, наконец, в-третьих, насмешливый человек, умаляя своей насмешкой окружающее, иллюзорно возвеличивается в собственных глазах...
«Шутку, – отмечает архимандрит Рафаил (Карелин), – чаще всего рождает не доброта, а нечто совсем противоположное: превозношение и садизм; унижая человека в шутку, мы под видом добродушной игры доставляем удовольствие своему жестокому сердцу. Поэтому шутка выключает человека из духовной жизни". Шутка – это создание ложного мира, мира карикатуры, а значит – демонического, потому что отец лжи – диавол...»

Анри Бергсон в своем «Смехе» считал что одной из функций смеха является исправление общества (Всегда ли?). Особенно политический юмор. «Очищающие общества и защищающий часть населения от авторитарных поползновений властей. В каком-то смысле он «пятая ветвь власти», самая неагрессивная из имеющихся» (А.В. Дмитриев «Социология юмора: очерки»). По-моему Дмитриев слишком хорошего мнения о людях (ведь они производят остроумие и дают ему оценку). Но в то же время, продолжает автор, «юмор — страшное оружие». Орудие агрессии. Причем агрессии не виртуальной, а самой реальной.
Высмеивание недостатков власти и власть предержащих, имеющие под собой реальные основания — это хорошо. Но плохо, если при наличии объективных предпосылок, решаются совершенно другие задачи. Например, разрушение авторитета, государства. Вспомните огромное количество анекдотов, высмеивающих недостатки позднего СССР. Эти шутки вовсе не были безобидными. Они вносили свою лепту в разрушение общественного строя. Но власть не могла (не умела, не хотела) этому противостоять. Кто сочинял все эти анекдоты? Кто сочинял многочисленные анекдоты про Януковича во время оранжевой «революции»? — в итоге информационную войну его команда проиграла Автор сайта <http://yanukovich.nm.ru/> утверждает, что «в основном — наш талантливый народ. Если поначалу моих анекдотов на сайте была половина, то сейчас – не больше 1/5.» Но есть мнение, что  большинство анекдотов сочиняется профессиональными юмористами.
Кстати, большинство антисоветских и анекдотов про Януковича мне не кажутся смешными. Например: «Андрей Данилко заявил, что если Людмила Янукович будет и дальше эксплуатировать образ Верки Сердючки, он подаст на неё в суд.» или «На пресс-конференции у кандидатов в Президенты спрашивают о их любимом канале. Ющенко: «Конечно же, 5-й канал!» Янукович: «Шо за базары? Конечно, Беломорканал!». Вот еще один «перл»: «Не мочись в лифте, ты же не донецкий».
Эта фраза тянет на оскорбление. Также как и туалетная бумага с изображением Джорджа Буша-младшего, выпущенная в США перед президентскими выборами. Я понимаю, свобода слова и все-такое. Но неужто у некоторых чувство меры отсутствует?

В Интернете как-то наткнулся на статью «Психология малых групп. Взаимоотношения в туристской группе». Среди возможных социальных ролей, авторы выделяют следующие: «шут» — своими действиями создающий веселье, выступает объектом для шуток и чужого остроумия. «Остряк», добывающий смех с помощью собственного остроумия и острословия. Предпочитает шутить по поводу ситуаций или над другими участниками.» Подобные роли (помните фразу «вся жизнь театр (игра)») встречаются практически в любых коллективах, насчитывающих несколько человек и больше.

Остроумие выполняет и коммуникативную функцию (передача информации). По продуктам деятельности остроумия можно изучать социальную жизнь того или иного общества (периода). Как продукт общества. Срез общества.
А. Бергсон доказывал принадлежность смеха обществу и зависимость его от общества. Остроты, шутки, анекдоты, как и другие взаимодействия, возникают в социальной сфере, и от того, как слушатели их оценивают, зависит и соответствующая реакция. «Не существует комического вне собственно человеческого».

P.S. «Утверждение, что юмор служит важным средством принадлежности к определенной группе считается естественным и подлинно социологическим. Юмор служит, по мнению социологов, не только метками границ какого–либо класса или слоя, но и средством интеграции внутри них и в то же время отделения друг от друга.» Возьмем на заметку.

Иванов Максим (Дядя Зорыч), г. Новочебоксарск, 24 апреля 2007 года.



6761 просмотров

  Ваш комментарий будет первым

Добавить комментарий
  • Пожалуйста оставляйте комментарии только по теме.
Имя:
E-mail
Домашняя страница
Тема:
BBCode:СсылкаEmailЖирный текстКурсивПодчёркнутый текстКавычкиCodeСписокПункт спискаЗакрыть список
Коментарий:



Код:* Code